четверг, 19 мая 2011 г.

Оптика. Антони ван Левенгук (1632-1723).

Обычная капелька росы, размером чуть больше миллиметра, - это короткофокусная прозрачная линза с очень гладкой поверхностью и почти сферической формой.
По сути дела, росинка – это аналог первой линзы объектива современного оптического микроскопа. Но экспериментировать с росинками не очень удобно – они легко стекают с листа растения или испаряются.

Надежнее проводить наблюдения с искусственными, стеклянными «росинками». Удивительных результатов в этом направлении достиг голландский торговец мануфактурой Антони ван Левенгук, всю жизнь посвятивший изготовлению и совершенствованию однолинзовых микроскопов и наблюдениям с помощью этих чудесных приборов. Основой заготовки каждого объектива Левенгуку служил, видимо маленький стеклянный шарик, который он выплавлял над пламенем горелки из стеклянной нити. Не случайно Левенгук стал членом Лондонского Королевского общества и одним из самых знаменитых людей своей эпохи.
Для своих наблюдений Левенгук обычно пользовался придуманным и сконструированным им самим простым микроскопом, то есть лупой, снабженной механическим устройством для фиксирования и фокусировки объекта.
Приведу отрывок из книги ученого-бактериолога Поля де Крюн «Охотники за микробами», описывающий, как работал Левенгук:
«Замечательно забавно смотреть через линзу и видеть предметы увеличенными во много раз. Что же, покупать для этого линзы? Ну, нет! Не таков был Левенгук. В течении двадцати лет неизвестности он ходил к оптикам и обучался у них искусству обтачивать и шлифовать стекла. Он посещал алхимиков и аптекарей, совал свой нос в их тайные способы выплавлять металлы из руд и понемногу научился управляться с золотом и серебром. Это был чрезмерно упорный и настойчивый человек; он не довольствовался тем, что его линзы были также хороши, как у лучших мастеров Голландии, - нет, они должны быть лучше самых лучших! И добившись этого, он все еще сидел и возился с ними много часов подряд. Затем он вставлял эти линзы в небольшие оправы из меди, серебра и золота, которые он сам вытачивал на огне, среди адского дыма и чада.
В наше время исследователь покупает за сравнительно небольшие деньги изящный блестящий микроскоп, поворачивает винт, заглядывает в окуляр и делает свои открытия, мало задумываясь о том, как устроен микроскоп. Но Левенгук сам делал свои инструменты.
Конечно, его соседи думали, что он немного «тронулся», но он упорно продолжал жечь и калечить свои пальцы. Он весь ушел в работу, забывая о семье и друзьях, просиживая дни ночи напролет в своей тихой странной лаборатории. И в то время как добрые соседи над ним посмеивались, этот человек научился делать мельчайшие линзы, размером меньше 1/8 дюйма в диаметре, и притом, настолько симметричные, настолько точные, что они ему показывали самые мелкие предметы в сказочно огромном и ясном виде».

Де Крюн назвал Левенгука первым охотником за микробами.